На каком языке мы говорим?

Автор: Йога Нрисимха Даса

Обращали ли вы когда-нибудь внимание, на каком языке мы говорим? Очень скоро люди на улицах перестанут нас понимать, а наши внуки, вайшнавы в третьем поколении, вынуждены будут издать ИСККОНовско-русский и русско-ИСККОНовский словарь в трёх томах. Впрочем, уже сейчас нормальному человеку нужно сильно напрячься, чтобы понять, что значит “сойти с ментальной платформы умственных спекуляций, чтобы ощутить трансцендентальный экстаз реализации, который приносит медитация на воспевание святого имени в умонастроении немотивированной любви”... Конечно, мы должны проповедовать, общаться с людьми. Однако, если мы будем говорить с ними на каком-то тарабарском, непонятном для них наречии, они просто не смогут понять нас. Более того, это отпугнет их. Язык является средством общения и, чтобы выполнять свои функции, он должен быть понятен людям, к которым мы обращаемся. Мы сами уже давно привыкли к своему жаргону и можем его не замечать, но людям, которые встречаются с нами впервые, он режет слух...

Откуда же берется “вайшнавский” сленг? В основном, из двух источников. Первый — это неквалифицированные, неграмотные переводчики. Мы узнаём философию из лекций духовных учителей, которые читаются на английском с переводом. Русские преданные, читающие лекции, берут материал для них из тех же лекций духовных учителей с тем же переводом. Существует бесчисленное множество книг, статей, брошюр, которые были переведены с английского неизвестно кем и неизвестно как. Эти статьи расходятся “в массы”. А затем происходит следующее: преданный читает статью и, поскольку первоначально её написал, скажем, его духовный учитель, у него не возникает и тени сомнения в том, что каждый речевой оборот в этой книге - верх совершенства и, что устами неграмотного переводчика глаголет Абсолютная Истина... 

Второй источник “нашего” сленга - это общее бескультурье, бич не только общества преданных, но и народа в целом. Если "Бхагавад-гита" – первая книга, которую человек прочел в своей жизни, то его разговорный язык, как правило, не отличается грамотностью. Он с чистым сердцем принимает то, что предлагают неграмотные переводчики вдохновенно, или по-нашему, “энтузиастично”, начинает нести это в массы. И тогда “мягкотелым интеллигентам” и “очкарикам” остается только догадываться, что означает выражение “трансцендентальная раковина” (непознаваемая?) или “воспевать круги” (восхвалять их, что ли?). Как ни дерзко это прозвучит, но переводчик обязан приложить все усилия и стать прозрачной средой для Абсолютной Истины. Он должен не просто переводить слова, но понять задачу и сверхзадачу оригинала, а затем внятно изложить всё это на родном языке. Ниже мы попытаемся привести несколько примеров того, как говорить не стоит. Мы надеемся, что преданные смогут извлечь из этого словарика практическую пользу и в следующий раз, открыв рот, задумаются: “А по-русски ли я, собственно, говорю?”...

Краткий этимологический словарь сленга ИСККОН с вариантами перевода на обычный русский. 

 

Авторитет, от английского “authority” (руководитель, начальник, шеф). “Авторитеты”, в этом смысле, бывают главным образом в воровском мире. Не правильно: “Авторитетом кухни является Сабджи-суктa дас”, “Лалита и Вишакха - это авторитеты для других гопи Шримат и Радхарани”. Правильно: “руководитель, лидер”...

Брат в Боге (или сестра в Боге), от английского “godbrother” (godsister). Словообразование по типу “вор в законе”. Если бы ИСККОНовскому переводчику пришлось переводить название знаменитого фильма Ф.Копполы “Крестный отец” (“Godfather”), он не задумываясь перевел бы его “Отец в Боге”... Правильно: “духовный брат”.

Личность, от английского “person” (человек, личность, особа, субъект и др.). Это английское слово, как правило, употребляется в смысле “человек”. В нормальном русском языке слово “личность” прежде всего, означает совокупность качеств человека, как правило, положительных, что довольно точно совпадает со смыслом английского слова “personality”. Другое его употребление обычно носит иронический оттенок в контекстах типа “Ко мне, пошатываясь, подошла какая-то нетрезвая (или подозрительная) личность”. У нас же все личности сплошь святые, трансцендентные или, в некоторых случаях, “самореализованные”. Иногда это слово можно вовсе опустить. Например, вместо “Там собрались святые личности” можно сказать: “Там собрались святые”. Правильно: “человек”... 

Менталитет, от английского “mentality” (образ мыслей, психология, склад ума). Слово “менталитет” существует в русском языке как заимствованное, но подходит больше к общественнополитическим текстам, а не к религиозным и философским. Правильно: “образ мыслей”, “психология”, “склад ума” или “умонастроение”. 

Платформа, от английского “platform” (платформа, помост, перрон, политическая позиция, редк. основы вероучения). Платформы бывают на вокзале или в спорах между меньшевиками и большевиками, но “платформа чистой преданности” — нонсенс. Правильно: “уровень” или “план”...

Реализация, от английского “realization” (осуществление, претворение в жизнь, осознание, превращение в деньги, получение, достижение). В русском языке реализуют чипсы в ларьке, программы и замыслы. Но никак не Бога и себя самого. Правильно: “осознание”, “постижение”, “понимание” или “опыт”. Реализованный, от английского “realized” (осуществленный, выполненный, осознанный, проданный). Правильно: “осознанный”, “постигнутый” или self-realized - “осознавший себя” (свою духовную природу). Не “самореализованная личность” а “осознавшая себя душа”, “постигший свое “я”... 

Экстаз, от английского “ecstasy” (экстаз, исступление, восторг, наитие, транс). К сожалению, преданные употребляют это слово где надо и где не надо. Состояние экстаза встречается не так часто, как употребляется это слово. Например: “Гулабджамуны были - экстаз!” А ведь можно сказать: “Гулабджамуны были “превосходными”, “просто объеденье”, “замечательными”, “чудо”, “восторг” и т.д. Или говорят: “...он стал петь и танцевать в экстазе”. Иногда это не будет неправильным, но чаще более подходящими к случаю были бы такие варианты: “...стал радостно петь и танцевать”, “охваченный духовными переживаниями, он пел и танцевал, забыв обо всем на свете”. Вместо “...он был в экстазе” можно сказать: “...очень обрадовался”, “был в восторге”, “ликовал”, “был совершенно счастлив”, “счастье его было безмерно”, “был вне себя от радости, от восторга” и т.д. Правильно: “восторг”, “ликование”, “безмерная радость”, “бесконечное счастье”...

"Я не есть это тело", от английского “I аm nоt this body”. Существует даже такая вайшнавская шутка: наши четыре заповеди — это “не есть мясо”, “не есть рыбу”, “не есть яйца”, “не есть это тело”. Фраза “Я не есть это тело” — пример того, как переводчик пытается перевести на русский непосредственно каждое английское слово, хотя это совершенно не обязательно, так как принципы построения предложений в русском и английском языках сильно отличаются. Правильно: “я не тело”...

Вторая разновидность неправильного словоупотребления

Очень часто преданные используют слова из словаря вайшнавов для описания людей или событий, не имеющих к преданному служению никакого отношения. Пример: “Тут я недавно фильм смотрел, такой экстаз! Шварценеггер так нектарно этих демонов поколотил! Да, он, конечно, трансцендентная личность...”Можно представить себе картину, как Шварценеггер в экстазе гнева, со вставшими дыбом волосами и со слезами на глазах защищает маленького Кришну от Ватсасуры и Бакасуры. Но на самом деле, фильм вряд ли имел отношение к Кришне или преданному служению. Оставив в стороне все “за” и “против” того, чтобы смотреть подобные фильмы, спросим лишь: зачем же употреблять по отношению к таким вещам слово: “нектар”? Наверное, есть другие темы, более заслуживающие этих слов? Бывает, что преданный на все, что бы ему ни сказали, отвечает или “Харибол”, или “Джай”, или еще что-нибудь в этом духе. Что подумают обычные люди, когда услышат, как два с виду более или менее нормальных молодых человека обмениваются фразами типа “Джай?” — “Не джай”..?

Санскритские слова не склоняются

Попытка склонять санскритские слова — тоже весьма распространенная ошибка. Пример:

Бхакта Бурфи (радостно): Джай, прабхушечка, поклади сабджей чуток и чатней сверху ливни!

Бхакта Кичри: Эй, харибол, харибол! Ты сабджей-то бери, а чатней матаджам надо оставить.

Бхакта Бурфи (с кислой физиономией): А-а-а... Ну джай.

Бхакта Кичри (утешающе): Экстаз, это же экстаз.

Вывод:

Конечно, можно не знать правил словоупотребления и быть при этом искренним преданным. Однако пренебрегать этими правилами всё же не следует. Если мы ясно выражаемся, если мы стараемся употреблять понятные слова, то это облегчает понимание того, о чем мы говорим. Это также побуждает нас очищать свою речь, расширять область словоупотребления. Мы должны учиться выбирать нужные слова, слова, которые наиболее точно передают смысл. Очень важно помнить об этом, когда мы проповедуем другим, особенно образованным людям, уважающим свой уровень культуры. Перефразируя Хридаянанду Госвами: “Мы должны стать выше общественной культуры. Но не ниже её”...

Е.М. Дивьямани прабху